28.12.2017ЭКОНОМИКА-2017: РЕЦЕССИЯ ИЛИ ПОДЪЕМ?

В редакции «Парламентской газеты» прошел брифинг председателя Комитета Государственной Думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергей Жигарева. В беседе с политическим обозревателем издания Юрием Урсовым депутат российского парламента ответил на ярд вопросов по итогам развития экономики, формированию бюджета, кредитной политике и законопроектам по цифровой программе.

Сергей Александрович, Ваша общая оценка состояния экономики. Почему существуют разные характеристики: ЦБ дает одни цифры, Минэкономразвития другие, Росстат – третьи…

Мы адаптировались к тем санкциям и ограничениям, которые введены в отношении нашей страны. Сегодня мы уже вернулись к уровню 20124 года. Темпы падения прекратились, но и рост в оценках с развивающимися странами, особенно с первой экономической пятеркой, мы, однозначно, не догнали и пока даже не подошли к нему. Но надо понимать, что они развиваются без ограничений, а мы под санкциями. Безусловно, у нас хорошие позиции по агропромышленному комплексу, по экспорту зерна, по развитию программы импортозамещения.  Это с одной стороны. С другой, мы понимаем, что крупные инвестиции из страны ушли. Есть финансовые инвесторы, которые работают на рынке акций, облигаций, займов. Но это носит больше финансово-спекулятивный характер, а инвестиции, которые мы ждем по созданию финансово-промышленных предприятий, на сегодняшний момент недостаточно.

У нас почему всегда идет ориентир на внешние инвестиции. Но у нас очень богатые внутренние инвестиции. У нас 27 триллионов рублей это средства населения и столько же средств предприятий. Почему Минфин и ЦБ все говорят, что у нас нет внешних инвестиций и это плохо. При том, что мы постоянно обслуживаем внешний долг?

Драйвером инвестиционного роста все-же является государство. На каждый вложенный государством рубль инвестиций привлекается от 4 до пяти рублей внешних инвесторов. В любом случае частные инвестиции более эффективны чем государственные. Это видно из общемировой практики. Государство сегодня, несмотря на все предложения нашего Комитета при обсуждении бюджета, снижает инвестиционную активность. Мы считаем, что ее наоборот надо повышать. У государства есть хорошие программы, которые были компенсированы. Например, у Минпромторга Фонд развития и поддержки промышленности. Очень хорошие показатели и прозрачная система с точки зрения финансирования. Мы добились, что трехлетнее финансирование этой программы увеличилось на 16 миллиардов рублей. Но и этого явно недостаточно. Поэтому государство должно проявлять бОльшую инвестиционную гибкость и активность. Безусловно, есть социальные обязательства, обязательства перед гражданами, это понятно… Но если мы будем удовлетворять потребность только сегодняшнего дня, то мы будем думать о дне завтрашнем. А в дне завтрашнем совсем другое будущее. Это новые технологии, роботетехника, искусственный интеллект, блокчейн, криптовалюта, полномасштабное развитие цифровой экономики.

Это уже новый уклад экономики…

Да, и это меняет мир с точки зрения финансовых технологий. Посмотрите, как жестко Америка реагирует не что на корпорации, а на страны, которые тем или иным образом сотрудничает с Россией, в силу возможностей обходя санкционные западные запреты. А вот развитие той же критовалюты, о чем говорил премьер-министр нашей страны, показывает, что любые финансовые ограничения можно обойти.

Буквально вчера Китай заключил сделку с Саудовской Аравией на поставки нефти по блокчейну. Они сэкономили при этом на 20-30 процент меньше, если бы заключали сделку традиционным способом через банки. Депутаты парламе6нта прорабатывают предложения, чтобы использовать такие расчеты в Крыму. Это пока отдаленная перспектива. Вы же говорили, что технология критовалюты и блокчейна позволит потеснить американский доллар. Есть ли практичные перспективы в этом направлении?

Дело не в том, что критовалюты уходят от контроля. Дело в другом. Что такое технология блокчейна? Это технология сжатия и хранения данных. Это гарантия того, что все, что используется при этой технологии, не будет изменяться. Что касается криптовалюты. В первый раз в истории человечества монополия на выпуск денег, которая принадлежит государству, нарушена! Сейчас мы подошли к тому, что единицу денежного расчета имитирует уже не государстсво, а частные корпорации. Я не хочу обидеть держателей биткоина, но биткоин это мыльный пузырь! Это подтверждение теории о «лишних деньгах». Денег сегодня в мире гораздо больше, чем есть продукта. Но это первый шаг к созданию криптовалют с точки зрения транснациональных корпораций. Представьте себе, если свою криптовалюту обеспеченную акциями и технологиями выпустит Google или Apple? То есть, у корпораций появятся собственные единицы денежного расчета. Наднациональные. И с ними надо будет считаться. Что такое доллар? После Второй мировой войны было принято решение, что все расчеты будут идти в долларах. Мы с вами люди взрослые и понимаем, что на сегодня доллар ничем не подкреплен. Ни золотовалютными резервами, ни другими показателями. Да, американская экономика сегодня первая в мире. Но и американский внешний долг он тоже первый в мире.

При том, что американская экономика на 30 процентов спекулятивная…

Сегодня мировая экономики ищет возможности в какие финансовые инструменты переложиться и в какие валюты перевести между собой расчеты. Такие попытки были и раньше. Помните американцы придумали вести расчеты с Мексикой в одной валюте, алмеро. На позициях БРИКС была попытка создать внутреннюю валюту и так далее…Но в результате это куда-то все ушло и появилась криптовалюта. Я думаю, она имеет огромную перспективу, особенно когда в нее придут такие большие игроки на основе транснациональных корпораций. В России такой игрок может появиться на базе Сбербанка. И это полностью поменяет географию расчета валюты. Особенно с точки зрения скорости и принятия решений инвестирования. Сегодня все расчеты в долларах идут через банк Нью-Йорка. Любой расчет в долларах будет проходить через Bank of America, даже если это расчет между Швейцарией и Россией. А вот принятие криптовалют убирает такого посредника между клиентом и точкой инвестирования. Промежуточного посредника в виде банка не существует. Вы приняли решение и через технологию блокчейн свою криптовалюту инвестировали в любой проект. Ограничений никаких нет, если только внести ограничения на интернет-сеть. Но вы же понимаете, технологически это невозможно. Китай попытался это сделать, но даже ему это не удалось.

Это переводит в совершенно другую плоскость всю экономику…

Это все принесет огромное количество сюрпризов мировой финансовой системе и игнорировать ее нельзя. Можно по привычке русского интеллигента стоять в стороне и смотреть, куда движется этот поезд, но я за то, чтобы оказаться в первом вагоне этого поезда! И сегодня такая возможность с точки зрения развитию цифровой экономики у России есть! А сегодня быстрее цифровой экономики и стоимости цифровых услуг ничего быстрее в мире не растет!

Сегодня большое внимание уделяется цифровой экономике информационного общества…

Цифровая экономика это приложение к реальной существующей экономике. Мы можем все, что угодно говорить о цифре, но когда мы хотим кушать, мы идем к холодильнику. Когда мы хотим что-либо постирать, мы идем к стиральной машине. Но цифровая экономика во много раз повышает эффективность реальной.

Это новый вид производственных отношений, где движущая сила это информация. Это уникальный вид ресурса, который позволяет экономить и наращивать производство всех других видов ресурсов.

Мы же прекрасно понимает, что любая социальная сеть это не просто поисковик, где ты можешь найти старых знакомых. Это возможность и снять общественное мнение и начать формировать новое общественное мнение. Ее можно использовать как в политических, экономических, так и в маркетинговых услугах. Соцсеть сегодня это гораздо больше, чем просто сообщество одноклассников или однокурсников или знакомых по интересам. Это возможность влияния. Сегодня по пятидесяти «лайкам» твой психологических портрет изучат гораздо лучшее, чем твоя жена за 25 лет!

Вы не считаете, что у нас со стороны ЦВ идет перекос в сторону того, что приоритеты получает финансово-спекулятивный капитал в ущерб материальному производству? У ЦБ есть фонд около 150-ти миллиардов для финансирования перспективных проектов. У нас прибыль банковского сектора по 17 году ожидается под триллион, а структура прибыли только на четверть за счет кредитования промышленности. Все остальное это торговля в лучшем случае, игра по ценным бумагам. Нет ли перекоса?

Мне очень импонирует позиция ЦБ по инфляции. Но эта позиция по инфляции не является самоцелью. Самоцелью должно являться снижение стоимость банковских кредитов. Условно говоря, «длинных» денег. Второе. Деньги из страны уходят. Банкиры, которые зарабатывают деньги, их уводят. Мне вот интересно: а куда идут деньги швейцарских банкиров? Я думаю, они оставляют их в Швейцарии. У нас есть колоссальная проблема – частные потребительские кредиты по которым уже объем невозврата очень высок. По сути дела, мы возвращаемся к американской модели, когда у них возник ипотечный кризис. Но если в Америке они эти деньги все-таки взяли у себя, чтобы закрыть эту проблему, то нам где взять эти деньги? Деньги, которые заработаны на потребительских кредитах, они грабительские. Потому что люди, когда подписывают договор на кредит, они не до конца просчитывают математическую модель, сколько в итоге они отдадут? И не вернув эту сумму денег, они уже многократно переплатили.! Где эти деньги? Вывезены? То есть, мы не создаем «подушку безопасности» по потребительским кредитам. Второе. Мы создадим условие как с валютной ипотекой, но уже в сфере потребительского кредитования. Исходя из сегодняшней рыночной стоимости валютные заемщики денег отдали гораздо больше, чем она сегодня стоит. Это не справедливо! Есть такие вещи, где государство должно четко регулировать отношения между гражданином и бизнесом. Финансы -  это кровь экономики и эта кровь должна оставаться внутри системы. А если банки ее откачивают, выплескивая ее десятками миллиардов долларов, то кто-то получает дополнительную кровь.

Сергей Александрович, и все-таки одним словом охарактеризуйте динамику экономики уходящего года: плюс, минус или ноль?

Одним словом: будем жить!

А что в наступающем году? Какие планы Комитета по эконополитике, что в первую очередь?

Это законопроекты, которые связаны с президентским посланием. Мы полностью свои обязательства выполнили с точки перевоза госзакупок на цифровые площадки, доступа малого и среднего бизнеса к закупкам государственных корпораций, по поддержке Крыма, Калининграда. Мы сосредоточимся в 2018-м на трех направлениях и одни все связаны с «цифрой»: это законы об искусственном интеллекте, робототехнике и обязательно законопроект о майнинге. О том бизнесе, который сегодня в России существует, о котором все говорят и многие уже в нем участвуют, но который надо узаконить. И этот бизнес был бы комфортен в том числе для внешних инвесторов.

 

© 2011-2018 «Zhigarev.ru» Разработка и поддержка сайта - J-Vista